Есть вечные моральные принципы, которые всем кажутся очевидными и неоспоримыми. Общество, сознавая это, делает, как ему кажется, все возможное для того, чтобы сохранить их. На поверхностный взгляд так оно и может показаться. Однако если вникнуть всесторонне в суть проблемы, то приходишь к выводу, что с истинной охраной этих ценностей дело обстоит далеко не благополучно!

Таким непреходящим ценнейшим богатством надо считать здоровье детей, состояние которого не может не вызывать постоянной тревоги.

«95 процентов детей в 1-м Сыктывкарском интернате имеют хронические заболевания. У 80 процентов — поражения центральной нервной системы...

Исследование, проведенное психологом 24-го московского интерната, показало, что лишь десяти процентам его воспитанников свойственно радостное мироощущение. Большая группа детей относится к окружающему их миру с агрессией. У другой — агрессия  сочетается со страхом...».

Общество предпринимает еще вовсе не все меры, которые можно бы внедрять даже без особых финансовых затрат. Обстоятельства ныне складываются так, что если и дальше делать вид, что со здоровьем учащихся школ в нашей стране все обстоит благополучно, то это значит выдавать желаемое за действительное.

Опасность будет довлеть над нами и впредь. Мириться с таким положением сейчас уже будет непростительным, и нам придется потом расплачиваться очень дорого — здоровьем ребят и, следовательно, будущим государства.

Как никогда встала необходимость внедрения новых неотложных педагогическо-психологических процессов, способных как можно скорее обратить к уменьшению и искоренению такого распространенного заболевания учащихся, каким является дидактогенный невроз!

Невроз, возникающий по вине учителя, и есть дидактогенный. По данным ученых, из ста неврозов, диагностированных нами у обучающихся с первого по девятый классы в школах, две трети возникли по вине учителей.

В связи с данным термином детский психиатр М. И. Буянов писал: «Все потому, что зачастую психологические недуги учеников сопровождаются нежеланием посещать школу... Понятие школьного (дидактогенного) невроза недостаточно дифференцировано: здесь должно иметься ввиду и различные нервные болезни и много другого. Понятие «школьный невроз» не привился в среде психиатров и используется лишь в литературно-публицистическом смысле». Здесь много причин, но главная из них — незнание лечебной педагогики и ее принципов. Одной из ординарных причин является постоянная, мягко говоря, неосторожность учителей.

Однажды, ученые предложили тысяче учащихся написать сочинение на тему «Я и моя школа». Их писали на протяжении пяти лет ребята из школ из разных регионов нашей страны. Теперь они располагают богатым объективным материалом, отразившимся в сознании учащихся как некий психогенный фактор, игнорировать который было бы, по меньшей мере, опрометчивым.

Вот вам пример такой неосмотрительности учителей.

Слава Д., 14 лет. «У меня на голове часто высыпают болячки, и врач советует смазывать их мазью, а от этого волосы слипаются. Однажды учитель сказал: «Теперь ты похож на суслика...» После этого весь класс стал дразнить меня «мокрый суслик». Мне это обидно, хотя моя болезнь не навсегда, но идти в класс для меня прямо каторга».

Я бы мягко назвал такое действие учителя неосторожностью. Учитель не может не знать, как больно ранят ребят клички и прозвища и как они сразу прилипают к человеку.

К сожалению, еще можно встретить учителя прямо-таки мастера на клички и прозвища. Это, во-вторых!

Не все учителя имеют понятие о лечебных педагогических методиках и совсем ничего не знают о ее аспектах, в особенности о принципе профессионально-этической, деонтологической ответственности.

Согласно этому принципу учитель должен основывать свои взаимоотношения с учащимися на правиле: перед нами дети, горестно переносящие их нездоровое положение, совсем не нужно заострять внимание на их нездоровье, тем более в присутствии других. Вряд ли учитель не понимал, что его слово всегда весомо и теперь, приклеенное учащемуся как обидная кличка, станет причиной возникновения дидактогенного невроза и удлинит сроки выздоровления, и без того торпидно (упорно) протекающего заболевания. У таких учителей отсутствует на уроках и обстановка доверительных, непринужденных, дружеских, участливо-сочувствующих отношений с больными, недомогающими учащимися, которые всегда есть в классе. Класс, как правило, сочувствует таким ученикам. И, не имея таких отношений с ними, учитель вряд ли добьется доверительных отношений и с остальными учащимися класса. А без таких взаимоотношений не может быть и речи о педагогике сотрудничества.